Вход через соц сеть:

» » И терпение - длиннее самой нити

И терпение - длиннее самой нити

  • Идею разместил: Samodelkin
  • Дата: 27-04-2009, 13:30
  • Просмотров: 7770
  • Категория: Советы
  • Комментариев: 0
Содержание:
alt
1. Добровольный полон - таласио
2. Живая нить времен
3. И терпение - длиннее самой нити

И терпение - длиннее самой нити

Богини меньше тратились на туалеты, считают историки, чем земная женщина. Еще не появившись на свет, она уже печалится, как ей идут пеленки. А появившись в свете, не устает украшать себя и все вокруг.

Краса и краска — в близком родстве. В цвете человек всегда видел символы многообразного мира и соотносил их с состоянием души. В красочной палитре с достославных времен как победный и доблестный числится красный цвет. Ради него финикийцы, жившие за четыре тысячи лет до нашей эры на восточном берегу Средиземного моря, спускались на дно за раковинами-багряницами. В пурпурных железах этих брюхоногих моллюсков содержится красящее вещество, которое составляло драгоценнейшую из добыч.

Финикийским пурпуром окрашивали свои изумительные ткани и ковры вавилонские мастера, чьи изделия распространялись по всей Передней Азии, а позднее стали ввозиться в Грецию и Рим. Поэт Феокрит писал, что «пурпуровые ковры нежнее сна и легче пуха». Больше всего ценился гер-мионский пурпур из Арголиды. Лишь сенаторам, высшим сановникам Древнего Рима, разрешалось носить тунику с двумя широкими пурпурными полосами, параллельно лежавшими на груди и спине во всю длину одежды. Беспримерно жестокий правитель Нерон кичился тем, что ловил рыбу позолоченной сетью из пурпурных и красных веревок. Однажды он запретил носить фиолетовый и пурпурный цвета. А сам подослал на рынок продавца с несколькими унциями краски и за «ослушание» опечатал лавки торговцев, напропалую карая всех.

Темно-красный парус, окрашенный соком цветов ветвистого старого дуба, стал, по преданию, причиной гибели царя Энея. Победивший Минотавра Тесей поднял это полотнище, которое в лучах заходящего солнца отец принял за черное.

Красному цвету приписывали магическую силу, которая может защитить от гнева богов. Вспомним шиллеровские строки из «Погребального плача индейца.

Краски огненного цвета бросим на ладонь,
Чтоб предстал он в бездне мрака красный, как огонь...


На другом континенте, у скифов, был похожий обряд. В их погребениях археологи находили скорченные фигуры и окрашенные красным кости. Весьма жаловали красный цвет древние народы, населявшие Балтийское побережье. Они получали краску из простой душицы (само название растения у них происходит от латышского слова «красный» и литовского «красная пряжа») в смеси с яблоневыми листьями и из корней одного из видов подмаренника (Galium), а также из местных мхов.

На Руси красное означало красивое. Пряжу этого цвета с ярко-малиновым, багровым или багряным оттенками — червле-ницу — окрашивали кармином, киноварью, содержащейся в насекомом кошениль. И краску иногда звали кошенильной.

Из многих диковин, какие греки увидели в Индии, побывав там в III веке до новой эры, их поразили яркие солнечные тона красителей, добываемых из растений. За здешними тканями и красками через моря и океаны приплывали торговые корабли из Китая, Африки, Аравии. Из дипломатической переписки Ивана III с Казимиром Литовским мы узнаем, что наши торговцы из заморских товаров выбирали восточный текстиль, краски и специи. В 1489 году к Таванскому перевозу ча нижнем Днепре ходил караван судов со 120 московскими, тверскими и новгородскими купцами и на обратном пути был ограблен. У рядовича Обакума Еремеева, сына Красильникова, имевшего торговое место на новгородской площади, разбойники отняли 20 нюг шафрана, 11 литров червчатого «шелку», 3 кан-тари ладану белого и много чего еще на 70 Рублев.

Как ни хороши красители иноземные, на всех их не напасешься. Люди присматриваются к тому, что есть рядом в растительном и животном царстве, и находят нечто подобное. Выяснилось, к примеру, что индиго, краску божественного сине-голубого цвета, которую впервые открыли в Индии, содержат родственные индигофере кустарники и травы (индигоносные растения), распространенные в разных частях света.

Какие-то из местных красок так приходятся по сердцу, что становятся национальными цветами. В Скандинавских странах собирают на камнях горный мох, он дает вересковый, бутылочный цвет. На зелень используют лишайник с поваленных деревьев и сухих ветвей. В Ирландии красящее вещество добывают из морских красных водорослей. В тропическом поясе комбинируют с корой кампешевого, каепутового, фернамбука и других сандаловых деревьев твердых пород. На Руси в ходу травянка — травяная краска. В Приднестровье ею умело окрашивают шерстяную пряжу в синий, красный, желтый и черный цвета — на «вы-шиваны» исподней одежды. На Двине в те же цвета красят шерсть заморскими средствами (сандалом, фуксином), других красок добиваются вытяжками из листьев, корней, стеблей, плодов, цветов местного растительного сообщества. В Сибири открыли свой сандал, только без запаха фиалки, растение одного семейства с крушиной (Pham-nus davurica).

Складывалась по-самобытному и техника крашения. Как и в Европе, свое дело развивали выбойщики. По деревням ходили мужики, большей частью из Московской и Ярославской губерний, и вручную по шаблонам печатали узорочье красками на ткани.

Другой вид крашения — кубление, или бучение. На Вологодчине это чаще всего была сезонная работа. Зиме конец, шерсть у хозяек перепрядена и переведена в мотки. Все женское население высыпает на берег реки, раскладывает огни, калит пожег — камни-голыши. В буки (кадки с дырой на дне, заткнутой деревянной пробкой) складывают моты. Сверху накрывают кадку пепельником — куском холстины и насыпают золы, она угнетает середину пепельника вниз и образует фильтр. На золу льют воду и опускают сюда каленые камни, греют, пока не пойдет пузырями вода. Бук накрывают еще одним холстом и досками. Остывающие камни меняют на вынутые из огня. Так беспрерывно длится сутки.

В кублении процедура происходит в несколько приемов и на разной основе — содовой, поташной, купоросной, щелочной. На Енисее пользовались преимущественно золой. Первым делом готовится щелок. В медник вместимостью с ведро насыпают две пригоршни чистой березовой золы, горсть сушеной травы, которая содержит краску, сосуд ставят на огонь — кипятят. Закипевшую жидкость сливают в кадку, процеживая через редкий холст. Щелока припасают пять-шесть таких емкостей, считая по объему сырья, дают отстояться. Из просеянного осинового пепла замешивают на теплой воде, как глину, три колобка, кладут их на ночь в печь, пусть закалятся, подобно камушкам.

Теперь принимаются за приготовление краски. Дно чугунка покрывают тонким слоем золы и кладут холщевый мешочек с красящим растением, а поверх — камень. Затем опять насыпают слой золы, доливают теплой воды и отправляют посуду в печь — париться краске до утра.
На следующий день наставляется куб. К тому моменту бывает готов «приголовок» — горсть просеянной ржаной муки, заранее заквашенной в небольшом горшочке очень качественными дрожжами. «Приголовок» вливают в куб — деревянный чан с узким дном и расширенным верхом. Вчера, помнится, хозяева оставили щелочной раствор в покое. Сейчас его кипятят медниками и переливают в чан. Перед последней порцией в куб вносят краску. Не вынимая содержимое из мешочка, растирают с небольшим количеством щелока и разбалтывают в чане. Туда же идут колобки, размоченные в щелоке и слегка измельченные.

Вечером проверяют, готов ли куб. Макают 2—3 раза моточек шерсти или клочок ткани. Окубится — начинают «ходить» пряжу либо ткань. С пряжей проще. Шерстяную опускают на ночь на дно, привязав камень, чтобы не всплывала. Перед следующим кублением, на то время, когда вносятся свежие щелочь и «приголовок», мотки вынимают. Так до трех раз, если желаешь окубить как следует. Содержимое чана подводят к кипению накаленными камнями. С холстами похлопотнее. Обычно окрашивают кусок в 6—8 м. Его постепенно разворачивают в кубе, перебирая пальцами за края и не давая утонуть. Намокшие части — «стены» холста — выкладывают на борт, краска с них стекает в подставленную посуду. Высушив на солнце или в избе, ткань еще дважды подвергают кублению.

Бывалая красильщица до работы окуривает чан богородской травой (тимьяном), а перед тем как плеснет в раствор «приголовок», произносит наговор, «слова крепки-лепки». Если краска не льнет, куб, стало быть, изурочили куском мыла или сглазом. Самое верное — выпарить емкость и залить свежей щелочи с краской.

Так по-сибирски макырилась-чернилась, зеленилась и сандалиилась шерстяная пряжа. Енисейские кубелки добивались почти полного малинового цвета, пользуясь мареной (Galium verum L.) и зеленицей-плауном (Ly-copodium). На квасило брали ржаную муку, дрожжи и обе эти травы. Полумотья пряжи выдерживали в составе две ночи, сполоснув, сушили, и пересыпанные порошком марены опускали в очень горячий, близкий к кипятку отвар одной марены, но ненадолго. Пряжу высушивали и употребляли на уток. Так же окрашивали сукно из белой овечьей шерсти на чулки «кроены» (шитые).

Не меньше двух суток тем же составом, только без марены, зеленили шерстяные нитки, для желтого цвета к зеленице подсыпали серпухи (Serratula coronata L.) и цветов жаркое, обязательно прибавив узелок с золой.

Собираясь макырить нитки, варили груз-дяную воду с березовой корой. И в этом рассоле квасили пряжу три ночи, высушивали. Макырь (Scabiosa — корешки сибирского болотного растения коростовник, другое имя — свербежница) выпаривали в горшке в печном жаре целые сутки. Потом в горячем красителе мотки доводили накаленными камнями до того, что жидкость начинала парить.

На содовый куб в пяти-шести литрах воды варили полкилограмма пшеничных отрубей и в образовавшемся киселе, остудив до 50—60°С, размешивали краску, 45 г соды и 10—12 г гашеной извести. Посуду прикрывали на 2—3 дня, изредка помешивали и ожидали появления «куба». Его признак — янтарно-желтый цвет раствора с пленкой сверху синевато-красного отлива. Хочешь правильное брожение — удерживай раствор теплым. Забурлит — положи немного извести. На окраску 1,5—2 кг шерсти в 10 л воды вносят 40—50 г соды и половину «куба», «матки», шерсть сюда погружают на 30—35 минут и высушивают на воздухе. Если хочется пряжу потемнее, процедуру повторяют, в ослабленный раствор из «матки» доливают до первоначального цвета. Украинские крестьяне различали окраску «кубом» не только по цвету, но и по запаху.

Без познаний в химии отечественные умельцы из своих опытов вывели, что от брожения крахмала в муке, крупе происходит алкоголь, который в одних условиях превращается в уксусную кислоту, при других — служит спиртовой вытяжкой краски.

Качественный краситель возрастает в цене с развитием текстильных мануфактур, сукновален и впоследствии ткацких фабрик. Когда в конце XVIII столетия в Европе пошли перебои с красками, озаботились все — от британцев до нидерландцев. А «маэстро коварства», министр французского двора Талейран, своими всегдашними дипломатическими комбинациями положил в карман сумму со многими нулями.

На смену природным постепенно являются искусственные красители, довольно часто превосходящие прежние простотой технологии. К началу нашего века промышленность обрушила на потребителя огромный выбор красок и для крупных производств и для бытовых целей. Одни названия чего стоят: амарантовая красная, шарлаховая красная, царские красная и синяя, Бисмаркова коричневая, гвинейская зелень, малахитовая зелень, кашмир черный, целый спектр так называемых кубовых красок, множество фениксовых, восстанавливающих выгоревшие цвета.

Между тем никакие зазвонистые призывы офень и лотошников, сновавших по деревням, не отвратили сельского жителя от традиционных способов крашения и красителей. У растительных красок сохраняется неоспоримое качество — они не выгорают так интенсивно, как фабричные. Что ж что у домашних красителей нет оглушающей яркости, это краски российской природы, где господствуют полутона. И наши матери лишь понаслышке знали о коммерческом магазине «Трикотаж», открывшемся после войны на Невском в Ленинграде и тотчас же нареченном «Смерть мужьям» за дороговизну. Родители щеголяли в самодельных нарядах из шерстяной пряжи, выкрашенной ромашкой и березовым листом, корнями щавеля и черемухового сока, сережками ольхи и корою терна, ели, сливы. Как на подиумах показывали женщины свое рукоделие в оживших в мирные дни театрах, передвижных цирках, в залах филармоний.

Как и прядение, качественная окраска шерсти требует терпения длиннее самой нити. Ссученную пряжу переводят в мотки, для удобства обработки желательно в стограммовые, и перевязывают по кругу в 4—6 местах шерстяной же ниткой. В мотках покрупнее завязки делают не одной петлей, а подразделив на 3—4 слоя. Так они лучше простираются и прокрасятся. Узелки нужны прочные, чтобы не пришлось распутывать смешавшиеся нити — мачехино наказание падчериц.

Неспроста готовую пряжу вывешивали на весеннее солнце. Воздух, свет и влага отбеливают нить, после чего она податливее и к стирке и к крашению. Если не вышло мотки посвежить, то уж постирать их надо с усердием. Вначале шерсть просто промывают без мыла и каких-либо иных добавок в воде температуры тела. Ни теперь, ни после нить не трут, не жмакают, не делают ничего такого, что привело бы к усадке, сплющиванию волокон.

Простое темное хозяйственное мыло настругивают как можно мельче (на терке) и четвертушку куска в эмалированном тазу растворяют в теплой воде до пены. Мотки вымачивают, мнут, слегка отжимая и переворачивая. Грязь лучше отходит с добавлением 3— 5 столовых ложек нашатырного спирта на разовую промывку партии пряж1*. Куска мыла хватит на стирку 1 кг пряжи в че,*. ре приема. Отмытая шерсть с блеском, ясного белого цвета, пушистая, нежна на ощупь после серии полосканий. Но если на нитках еще есть серый налет, стирка не окончена. Плохо промытая пряжа и окрасится неровно, будет пегой, сбитого, унылого цвета. Не помогло мыло — воздействуем температурой. Разводят по 100 г нейтрального мыла на 3 л воды и в раствор погружают мотки так, чтобы они помещались свободно и были покрыты слоем жидкости. Раствор не менее получаса подогревают, хотя до кипения доводить не рекомендуется.

В более трудных случаях шерсть обесцвечивают гидросульфитом. Раствор с мотками в нем греют минут 10 и вливают сюда уксусную кислоту по 10—15 г на 1 л. Через полчаса, продолжая подогрев, нитки отстирывают. До сушки и просто отстиранные мотки и отбеленные тщательно прополаскивают, напоследок — в слабокислой воде (с уксусом) или в отваре березовых листьев. Пряжа станет мягче. Ее отжимают, не выкручивая, что удобно проделать в центрифуге стиральной машины.

Стирку большой партии шерсти облегчат простейшие приспособления — моечные баки и отжимные вальцы. Баков понадобится пять, это оцинкованные емкости с двойными стенками и теплоизоляционной прокладкой между ними (рис. 36, № 2/1997). В бачок на 30 л вставляется перфорированная корзина для шерсти, в дно вмонтирована электроплитка на 500 Вт. Крышка с теплоизоляцией изнутри очень плотно примыкает к баку. Отработанный раствор выходит через кран внизу посуды. В первых трех баках пряжу промывают с мылом, в остальных — прополаскивают чистой водой. Вся обработка совершается при температуре растворов не выше 45°С, а полощут в совсем прохладной воде. В баках отмоется и не-пряденная шерсть.

Отжим производят вальцами (рис. 37, № 2/1997), двумя чугунными цилиндрами с рабочей длиной 250—300 мм при диаметре 80—100 мм. Валики обтянуты резиной или обшиты шерстяной лентой. Действуют от электромотора.

Нитки, выстиранные и отжатые, при крашении преображаются, как Иванушка-дурачок в сказочном котле. Природный материал — шерстяные волокна — впитывает в себя органический краситель, а вспомогательные вещества, закрепители, протравы, содействуют тому, чтобы на поверхности пряжи образовались нерастворимые комплексы.

Краску подготавливают заранее. Свежего сырья понадобится вчетверо больше, чем высушенного. Как правило, части растения, содержащие краситель, — листья, корни, стебли, цветы, плоды — измельчают возможно более, настаивают 5—6 часов в холодной дождевой, речной, дистиллированной или иным способом очищенной от примесей воде и кипятят, смотря по сырью, 15—30 минут. Кроме температуры, на процесс влияют щелочью, размешав в растворе немного поташа или кальцинированной соды.

К первой порции растительного сырья примешивают новую и выбривают до получения цвета желаемой густоты. Случается, в отвар вносят свежий исходный материал и в третий и в четвертый раз. Массу после процеживания заливают новым кипятком и проваривают 15 минут, а жидкость сливают в первый отвар. Вытяжку, отфильтрованную через сито и кусок полотна, отстаивают, выпаривают до подходящей концентрации краски.

На 1 кг шерсти кипятят 12-литровое ведро воды или больше, чтобы мотки разместились свободно и были полностью покрыты раствором. Краску вливают частями процеженной и размешанной с водой в небольшом сосуде. И при первом взносе и при последующих пряжи в растворе быть не должно, ее вынимают на время, когда кладется очередная порция красителя. Исключительно важно, чтобы после такой добавки всю шерсть погрузить в краску одновременно, иначе мотки могут отличаться оттенками и глубиной прокраски.

Красить начинают в 40—60-градусном растворе, полчаса постоянно и равномерно помешивая, доводят температуру не более чем до 90°С. В таких пределах ведут кра-шенье и дальше. Через первые полчаса из красильницы пряжу вынимают и в растворе разводят 1 — 1,5 столовые ложки соли, обычно поваренной, хотя раньше с успехом применяли и глауберову и морскую. Новые полчаса мотки выдерживают в подсоленном красителе, вынимают, промывают 2—3 раза в чистой воде и обрабатывают одним из закрепителей или протрав, растворенных в горячей воде с уксусной эссенцией. В зависимости от краски и протравы нитки оставляют до полного охлаждения в красящем растворе, иногда — в воде с протравой, перекладывая нижние слои наверх, и наоборот. Видя, что краска принялась, пряжу прополаскивают (не моют) в теплой и слабомыльной пене. Так уходит лишний краситель. Нитки потом не будут линючими. После всего этого выкрашенную шерсть прополаскивают желательно в проточной воде, пока она совсем станет прозрачной. В последнюю ванночку на ведро вносят 1 столовую ложку уксуса или 10—20 г серной кислоты, через 3—5 минут пряжа приобретает мягкость и блеск. Такой способ закрепления краски называется откваской.

Во многих пособиях по домоводству применительно к крашению неосторожно употребляют слово «кипятить». Для шерсти кипячение смерти подобно. В воде, доведенной до точки кипения, шерстяные волокна набухают до того, что от следующих нескольких градусов тепла они растворятся. Запарка мотков при 99—100 градусах совсем разрушает структуру волоса, при двухстах — шерсть плавится, разлетается бесформенной массой. Вот почему, заметим, при таком, казалось бы, первобытном способе крашения как бучение-кубление нитки не страдали, каленые камни не давали раствору с краской температуры кипения.

Так же давно люди знают о влиянии органических составов на способность шерстяных волокон поглощать краску. Под действием уксусной, соляной и других кислот шерсть восприимчивее к окрашиванию, а поваренная, морская и глауберова соли как бы вытесняют красители из раствора в пряжу.

Опуская мотки в краску, всегда беспокоишься о том, чтобы она пристала накрепко и в будущем при стирках не выказывала хамелеонства. Для этого наравне с кислотными закрепителями применяют протравные — сложные соли железа, меди, цинка, хрома, алюминия, калия, содержащие ионы тяжелых металлов и растворимые в воде. На 1 кг шерсти употребляют от 20 до 200 г такого вещества. Довольно часто обработка протравами предваряет крашение. Если же их вводят уже в конце процесса, то пряжу оставляют краситься и подогревают состав примерно один час. Опять-таки мотки вынимают из красильного раствора перед тем, как влить в него закрепитель.

Подбирая краски и закрепители, приходится считаться с побочными эффектами, какие в ряде обстоятельств проявляют и соли и кислоты. Так, холодная соляная кислота вызывает у шерсти голубой и фиолетовый отливы. Ослабляя структуру волоса, водный раствор сернистой кислоты в то же время отбеливает волокна. От поташа, кальцинированной соды они грубеют. Поташ и сода к тому же награждают пряжу неопрятным труднозакрашиваемым оттенком. А вот в присутствии глицерина щелочи повышают восприимчивость шерсти к красителям. От хлора волокна приобретают блеск шелка, но шерсть, поглотившая хлор, оказывается неспособной к свойлачиванию. Хлорированная не поддается усадке при мытье и стирке, зато начинает принимать краску так же охотно, как шелк. В прошлом, обрабатывая сырье хлором, получали «шелковую шерсть».

Едва ли не в каждой местности знают свои растения-красители и из них составляют краски ожидаемой глубины, насыщенности, яркости. Есть мастера, получающие до 40 оттенков одного цвета. При этом краску добывают как из растений редких, так и из тех, что чуть ли не у каждого под ногами. Наш разговор — о самых расхожих, которые в большинстве случаев есть в домашнем хозяйстве.

Красный цвет. Соком спелых ягод черемухи пряжа окрасится даже без закрепителя. Аналогичный краситель содержат молодые ветки и листья крушины, собранные до цветения. Красящее вещество и в спелых ягодах бузины, в траве цветущей душицы, коре терна или сваренной в щелоке коре ветлы. Красную краску готовят из выкопанных до цветения корней подмаренника, чистотела, закрепителем используя соль олова, щелочь или уксус. Темно-красный цвет дадут опавшие листья клена, если шерсть до окрашивания обработать сернокислым железом. Свежие листья дикой яблони оставят темно-малиновый след после протравливания пряжи дихроматом калия.

Желтый цвет. От золотистого до темно-желтого оттенков шерсть впитывает краску, извлекаемую из цветов ромашки аптечной, при этом краска накрепко войдет в волокна, если на ведро отвара, как закрепитель, положить 1 столовую ложку поваренной соли. Другой старинный краситель — в цветах бессмертника. Белая пряжа получается ли-монно-желтой. В конце крашения растворяют по 1 столовой ложке поваренной соли на 5 л раствора.

Оттенки желтого меняются с концентрацией отвара. Ярко-желтую и желтую вытяжку дают опавшие листья липы. Шерсть предварительно смачивают медным купоросом. В листьях и молодой коре березы, заготовленных в начале лета, находятся ярко-желтая и оливковая краски. Для чисто-желтого цвета применяют одни листья. Окрашивание необходимо закрепить квасцами. В сочетании с квасцами сделают пряжу различных оттенков желтой трава золототысячника, цветки календулы, подмаренника, свежие ростки багульника, кора ясеня и ольхи, свежая кора крушины.

Зеленый цвет. В отваре иголок и шишек ели приобретут цвет весенней зелени мотки пряжи при условии, что одновременно с краской в состав будет внесен медный купорос. Других оттенков зелени получится шерсть, покрашенная вытяжкой из картофельной и морковной ботвы, из стеблей и листьев томатов, листьев бузины. Используя весной все молодое растеньице, извлекают зелень из чернобыльника. После крашения пряжу надо подержать в растворе дихромата калия. Когда же хочется зеленый цвет потемнее, вместе с раствором краски разводят сернокислое железо. Стойкую зелень можно получить из цветков ромашки зеленой, краска осядет в нитках, если в раствор добавить по 1 столовой ложке поваренной соли на 5 л состава. Для зеленых красителей, кроме медного купороса, в закрепители годятся соль олова или квасцы. Избегают опытные красильщики в данном случае щелочей, грешат на них, что окраска с участием щелочных добавок бывает блеклой, матовой, не в полную силу.

Много зеленого красителя в листьях дикого щавеля, стеблях хвоща болотного, внутренней коре черемухи, ягодах можжевельника. В сочный зеленый цвет пряжа окрасится в отваре внутренней коры тополя, когда мотки вначале подержат в растворе железного купороса (1:10).

Синий цвет. Листья дикой гречихи вываривают для получения густого (как говорят практики, полного) синего цвета. Раньше гречишной вытяжкой пользовались, когда хотели цвет окраски приблизить к очень модному тогда индиго. Синеет пряжа, побывав в отваре корней девясила, тем больше, чем моложе, тоньше корешки, кожица которых богата красителем. Синюю краску вычленяют также из высушенных или только что выкопанных корней спорыша (горца птичьего). Для чистоты тона важно, чтобы корешки с провизорской тщательностью были отмыты от земли.

Темно-синий цвет дают ежевичные ягоды, стебли плауна ликоподия, листья вайды (ее синонимы — синило, синиль, фарбовник), трава шалфея лугового в сочетании с уксусом как закрепителем. С большим креном к фиолетовому цвету окрашивают шерсть ягоды черники и ягель-лакмус-ник, в прошлом веке чрезвычайно популярное красящее средство у французов. Окраску черничными ягодами производят с квасцами.

Коричневый и черный цвета. Снятые весной до того, как развернулся лист, сережки осины полны коричневого красителя. Если в отвар до крашения вносят медный купорос, можно рассчитывать на ясный коричневый цвет, после окраски добавленное сернокислое железо краску сгустит до черноты. Коричневый цвет получится из концентрированного раствора красителя из еловых шишек, если внести квасцы к началу крашения. Черный с коричневым отливом будет из корок недавно снятого граната при условии, что в конце окраски в раствор добавляется медный купорос, примерно тот же результат ждет в крашении вытяжкой из верхней части картофельных стеблей, как только клубни выкопаны, а состав разбавлен раствором сернокислого железа перед погружением мотков в краску.

Коричневую краску добывают из сухой коры крушины, коры сливового дерева, ивы, рябины, осины, ели. Крепость окраске придадут медный купорос, сернокислое железо и обе протравы, вместе взятые, а также щелочь.

Для серого цвета можно воспользоваться корой дуба, черной и серой ольхи, терна, берестой. Светло-серый тон выйдет от взаимодействия вытяжки из серой ольхи со щелочью или квасцами, средне-серую краску удается составить, если в отвар привнести либо щелочь, либо медный купорос. Для темно-серого цвета берут закрепителем один медный купорос или с купоросом железным.

В значительной части растений-красителей красящее вещество меняет цвет под влиянием закрепителей и протрав. Сибиряки издавна пользовались баданом как источником краски. Насыщенную вытяжку готовили для зеленого цвета, закрепляя его в нити небольшим количеством щелочи. Старые листья и корневища уваривали до темно-зеленого или черного цвета, предусмотрительно протравив пряжу раствором железосодержащих соединений. При протраве до крашения солями хрома шерсть приобретает цвет хаки.

Трава водяного перца с острым перечным вкусом свежих листьев насыщена красящим веществом, которое оказывается золотистым, золотисто-зеленым, цвета стали или защитного, если пряжа соответственно обрабатывается с раствором медного купороса, двухромовокислого калия (хромпика) или соединениями железа.

Классического черного цвета испокон веку добивались отваром из дубовой коры, предваряя окраску протравливанием шерсти раствором соединений железа. Если же требовался цвет хаки, в вытяжку вносили хромпик. Из одного зверобоя умелый красильщик выделит самое малое краску шести цветов. Настоем в холодной воде получают желтую и зеленую краски из цветков. Горячий отвар травы, погуще или слабее, придаст пряже красный или розовый цвет. Когда красящее вещество выпаривают долго, нить приобретает цвет темного бордо. С заменой квасцов на протраву из соединений железа пряжа выкрасится в синий цвет.

Концентрированный отвар из цветков кровохлебки лекарственной окрасит нить красным, раствор послабее даст розовый цвет. Чаще же всего знали красящую силу за корнями и корневищами кровохлебки, из их отвара в России традиционно делали черно-синий краситель, который нуждается в протраве железосодержащей жидкости. Лапчатка прямостоячая (по-уличному — дикий калган) выручит красным красителем, если к отвару прилить квасцы. Угольно-черной пряжа станет от железного купороса при длительном окрашивании в этой же вытяжке.

Новым цветом реагирует на разные протравы и толокнянка (медвежье ушко), с виду напоминающая бруснику. Если хотят красный краситель, в отвар из листьев вливают раствор железного купороса. Подержав мотки пряжи в этом составе дольше, изменим цвет на фиолетовый. При необходимости черно-синей окраски в красильный отвар надо внести железо-аммониевые квасцы. Увеличивая или уменьшая густоту выварки, как и количество протравы, будем изменять оттенки цветов. Например, как один из промежуточных, из толокнянки при обработке квасцами можно получить благородный светло-серый тон.

Похоже ведет себя с протравами и череда трехраздельная. Вытяжку для шерсти берут из листьев и цветков. При взаимодействии с солями металлов образуется красильный раствор кремового, коричневого или оранжево-желтого цветов.

Вываренные опавшие листья осины с медным купоросом, влитым в раствор перед окрашиванием, придадут шерсти богатый коричневый цвет. Вытяжка превращается в зеленый краситель, если в нее добавили дихромат калия. Когда одновременно с началом крашения применяют как протраву сернокислое железо, пряжа станет приятного серого цвета.

Много оттенков песочного обещает веточка багульника болотного. Замочив сырье на сутки, воду процеживают и в нее опускают пряжу, которую медленно и долго прогревают (до четырех часов), пробами испытывая получающийся цвет. Если на 1 кг шерсти добавить 10 чайных ложек поваренной соли, нитки приобретут ярко-алый цвет.

Зеленой краской отзовется багульник на дихромат калия (на 1 кг пряжи тратят до 150 г этой протравы). Сначала мотки обрабатывают в растворе закрепителя, два часа поддерживая максимально высокую температуру (то есть 90°С). Следом пряжу высушивают. Тем временем багульник кипятят 3—4 часа, остужают раствор и в холодный складывают протравленную шерсть. После этого раствор разогревают до возможно высокого градуса (не выше точки кипения), держат так целый час. И, спустя такой срок, продолжают докрашивать нитки в остывающей жидкости. Примерно так же работают над серо-коричневым цветом, на сей раз используя квасцы (на 1 кг пряжи 150г). Вперед прогревают мотки в растворе закрепителя, уберегая их от кипячения. Через полчаса пряжу переносят в красильный раствор багульника и греют до температурного предела в 90°С в течение часа.

Приятным сюрпризом для тех, кто никогда не использовал этого растения-красителя, будет цвет речного песка из крапивы глухой. Пряжу обрабатывают в растворе квасцов (на 1 кг — 190 г закрепителя), как в предыдущем случае. Сырье, вымочив в воде 4 часа, кипятят и процеживают. Шерсть на один час погружают в краску, стараясь сохранить в растворе температуру около 90°С.

Затраченного времени обычно не жалко, когда окраску делают шелухой репчатого лука. Шелухи надо много — на 1 кг пряжи около 8 кг, если цель — темно-желтый цвет, и половина порции — для ярко-оранжевой краски. Шерсть перед окрашиванием полчаса держат в растворе квасцов, предельно горячем (расход закрепителя на 1 кг пряжи — 150 г). Полпуда шелухи вываривают часа четыре. В красильном концентрате мотки оставляют на один час, подогревая раствор, но не доводя до точки кипения. После крашения пряже надо дать остыть в посуде с луковой вытяжкой.

Для оранжевой краски чешую лука вымачивают не меньше семи часов, в профильтрованном растворе шерсть греют два часа и доводят жидкость до состояния, пограничного с бурлением, до первых «морщин» на поверхности воды. И все это время верхние и нижние мотки периодически меняют местами.

Расчеты сырья на краску могут быть условными. Одно и то же растение в разных краях, в разные годы, в разные сезоны, высушенное и свежее, содержит неравное количество красильного вещества. Поэтому проба остается лучшим советчиком красильщику. Строже дело с выбором закрепителей. Белый порошок квасцов большей частью предназначают для красок светлых тонов — желтого, серого, алого. Сине-зеленые кристаллы медного купороса сгодятся для получения насыщенного желтого, зеленого, коричневого цветов. На темные краски — серую, коричневую, зеленую, красно-кирпичную — избирают в основном желто-зеленые кристаллы сернокислого железа.

Перед сушкой окрашенной пряжи пусть с нее, сколько можно, стечет вода. Слегка отжав мотки, их развешивают, расправляя, в тени, в закутке от неистовств ветра, дабы он не посек нити. Принудительная сушка у огня, перед электроприборами здорово ускорит испарение влаги, но и почти наверняка наделает непоправимых бед — волокна съеживаются, а цвет просто на глазах стареет, тускнеет, после 80 С темнеет совершенно. И шерсть начинает выделять аммиачные пары.

За изделиями из пряжи, окрашенной растительными красителями, ухаживать не сложнее, чем обработанной фабричными красителями. Может, немного своеобразнее действуют, когда приходится избавляться от всевозможных пятен. Но и в этом народный опыт богатейший.

Жирные пятна на пряже светлых тонов сойдут, смягченные таким составом. Уваривают наполовину 2 л воды с 60 г мыльного корня (солодки) и в остуженный раствор прибавляют 30 г 10%-ного нашатырного спирта. Смоченные этим средством участки одежды промывают водой.
Еще активнее действует смесь из 200 ч. белого мыла, 250 ч. углекислой соды и 10 ч. свежей говяжьей желчи. Пользуются составом, испробовав вначале, как поведет себя окрашенная пряжа, на запасном моточке.

Никаких потерь в самом нежном из цветов не произойдет, если пятно обрабатывать раствором из следующих компонентов. Две части зеленого мыла смешивают при нагревании с 1 ч. нашатырного спирта, периодически подливая керосин (4 ч.) и очищенный скипидар (1 ч.). Шерсть очистится даже холодной водой.

Залоснившиеся места на шерстяных изделиях можно натереть половинкой луковицы и прогладить утюгом через вчетверо сложенную бумажную салфетку.
Капли кофе смоет глицерин, растворенный в тепловатой воде. Еще влажной вещь гладят с изнанки.
Следы травы удаляет тонкий слой кашицы из хлористого олова при условии, что его быстро смоют мягкой водой.
Чернильные пятна ослабит и уберет, особенно на толстой, рыхлой пряже, половинка свежей помидорины.
Пятна крови смывают молоком, поваренной солью, нашатырным спиртом.
Свежих следов пота не останется от раствора буры или нашатырного спирта. Застарелые, резко проявляющие щелочную реакцию, надо обработать 5%-ным раствором щавелевой кислоты, а на красном — 1%-ным раствором хлористого олова.
Ягодные и фруктовые соки, пролитые на изделия из шерстяной пряжи, растворяют в горячей мыльной пене. Вещь ополаскивают чистой водой, в которой размешивают очень немного нашатырного спирта и гипосульфита.
Пятна от молока на темной шерсти пропитывают составом из нашатырного спирта и водки, взятых по 60 г, и 15 г поваренной соли. Смывают тепловатой водой и отпаривают с изнанки изделия.
Пятна от мочи выводят спиртом, лимонным соком или 3—4%-ной винно-каменной кислотой, застарелые возьмет 10%-ный раствор кислоты щавеля.
Табак, въевшийся в пряжу, удаляют, натерев пострадавшие места яичным желтком с винным спиртом, промывают водкой и затем горячей водой.
Шоколадные пятна смазывают яичным желтком с глицерином, промывают теплой водой и еще влажной шерстяную вещь проглаживают с нелицевой стороны не слишком горячим утюгом. С белой шерсти шоколад сойдет от соленой воды.
Брызги шампанского стирают куском льда, завернутым в полотняную салфетку.


Поделись в соцсетях

Подходит к МК:

Комментарии (0)

Чтобы написать комментарий необходимо войдите на сайт через соц. сети (или зарегистрироваться):
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Добрый день, Гость!

Поделись страничкой в соцсетях
Как Вам сайт?
Все поделки и мастер-классы принадлежат их авторам, администрация сайта не присваивает себе чужое авторство, а лишь предоставляет возможность опубликовать статью в сети Интернет.
При копировании текстового и графического материала обязательно указывайте активную ссылку на сайт У Самоделкина | Рукоделие